Долгие годы издание хранилось под подушками детей

Что прячут люди под головой на сон грядущий? Одни кладут обереги, отгоняя злых духов, другие засовывают поглубже мобильник, чтобы не прозевать утреннюю побудку, дети обожают спать с игрушками. А вот семья Мамлеевых из Уфы десятилетиями подкладывала своим детям… Уголовный кодекс на арабском языке, искренне считая его священным Кораном.

Эта история уже облетела интернет, люди разобрали ее на мемы и пересказывают друг другу с улыбкой.

О том, кто и зачем нормативный акт повысил в звании до священного писания — в материале Ufa1.

Грязными руками святое не трогать!

Владелица семейной реликвии Рахия Хисматовна получила эту древнюю книгу, а если быть точным, то сверток с книгами, в наследство от матери, а той — от бабушки. Бабуля жила в деревне Дюртюлинского района и арабского языка знать не знала, поэтому считала покрытые арабской вязью страницы священным писанием.

— Разворачивать сверток она нам запрещала, говорила не пачкать святое грязными руками, всё равно, мол, читать не умеете, — рассказывает женщина, улыбаясь. — Когда мы были маленькие, «святой» артефакт она клала нам под подушку — для защиты от зла и чтобы меньше плакали.

По следам семейной традиции

Рахия вышла замуж, родила первенца — вот тогда-то бережно завернутую в красную тряпицу и накрытую пожелтевшей от времени марлей ей и передали драгоценную книгу. Не особенно задумываясь над содержимым, женщина так же прилежно исполняла семейную традицию —  «Коран» коротал ночи под подушкой обоих ее сыновей.

Дети выросли, женились — и вот уже заветный кулек перешел к жене старшего сына нашей героини и обитал под подушкой внука. Удивительно, но за столько лет никто и не подумал интересоваться содержимым семейной реликвии.

— Времена тяжелые были, работали в две смены, не до книг было, тем более арабский язык никто особо не знал, — рассказывает женщина.

Правда почти век спустя

Когда внуки выросли, реликвия вернулась к Рахие Хисматовне. И в один прекрасный день она все-таки отважилась посмотреть, что же хранится внутри.

— Марля истерлась, просто рассыпалась в руках! Дай, думаю, поменяю, а заодно и посмотрю, — вспоминает обладательница реликвии. — Увидела несколько листков и потрепанную книгу, там по-арабски было написано. Мне это ничего не дало толком, языка-то мы не знаем. Всё равно долистала до конца. А там в выходных данных русским языком мелко написано, что это какая-то повесть или роман. И год указан — 1915. Как роман, удивилась я, мать же говорила, что Коран. Стала листать дальше — и обомлела: на книге, также сзади, было написано: «Уголовный кодекс, 1926 год».

Святая или нет, но работает

Святая эта книга или нет — гадать в семье перестали. Только поохали и посмеялись над курьезом. Но судьбу мужчин в роду Рахии она предопределила. Брат женщины, Ильгиз Зиннатулин, 12 лет отслужил в органах правопорядка и вышел на пенсию по выслуге лет. Вслед за отцом свою судьбу работе на благо правосудия посвятил и сын Ильгиза Ильгам. Младший сын Рахии после армии также пошел работать в органы.

— Да и сама я всю жизнь хотела в милиции работать — нравилась мне их служба, но не сложилось, — вспоминает наша героиня.

Ветхие страницы Рахия Хисматовна отдала в музей МВД, где специалисты по достоинству оценили раритетное издание и отвели под раритетный Уголовный кодекс целую витрину.