Сейчас родители ждут результатов психиатрической экспертизы мальчика

С момента трагедии в стерлитамакской школе прошло всего 10 дней. Скандалы и споры вокруг трагедии постепенно утихают, жертвы подростка идут на поправку и отказываются комментировать произошедшее. В управлении образования города просят не раздувать шумиху и отказывают в общении с директором учреждения. Тем временем родителей и учеников просят подписать петицию в поддержку учителей, когда-то не разглядевших проблем со сложным учеником.

И только для семьи Артура (имя изменено. — Прим. ред.) 18 апреля жизнь остановилась. Благополучная и дружная семья, ведущая здоровый образ жизни, занятия спортом, путешествия… Что же и когда здесь пошло не так?

«Дружный» класс

Артур учился в коррекционном классе школы № 1 шесть лет. В нем со всего города собрали ребят, которые имеют проблемы со здоровьем и слабую успеваемость. В свое время мальчик попал туда из-за тугоухости.

— Он не слышит, только когда говорят шепотом. Мы регулярно обследуем Артура и водим к врачу. Отоларинголог посоветовал нам слуховой аппарат не покупать, потому что мальчик слышит, а с громоздкой штуковиной на ухе его бы дразнили в школе, — рассказывает мама мальчика Лариса.

В школе Артур проучился шесть лет

Порывы матери оградить ребенка от нападок понятны. Да только они не спасли его от озлобленных детских языков: ученики заметили особенность одноклассника и не упускали возможность надавить на больное.

— Они подходили сзади и обзывали его шепотом, а потом неожиданно орали в ухо. Артур пугался, рассказывал нам об издевках. А мы в свою очередь просили классного руководителя быть внимательнее с детьми, — продолжает Лариса. — Но учительница оказалась настолько мягкой, что верила обидчикам и спускала им все с рук.

Мягкий по характеру

Сам Артур отпор задирам не давал: рос мягким и неконфликтным.

— Я пытался его научить драться: водил на кружок по рукопашке, предлагал заняться боксом, — рассказывает отец Артура Ильдар. — Но он говорил: «Пап, я не люблю драться».

Родители пытались помочь мальчику любыми способами

Чувствуя безнаказанность, одноклассники устраивали не такому, как все, подростку все новые козни. Не осталась незамеченной и смуглая кожа Артура.

— Они обзывали его «нерусским», дразнили, что он дворником станет. В итоге в седьмом классе, чтобы избежать насмешек, он сбрил брови в ванной, — переживает мама. — Артур все примерял на себя. Как-то он смотрел в окно, и обмолвился: «Какие все счастливые! Жаль, что мне не повезло».

Несмотря на все уговоры родителей и беседы по душам, достучаться до подростка со сложным внутренним миром, мама и папа не смогли. Он боялся делиться с ними переживаниями, а в школьные проблемы просил не вмешиваться.

«Дневник смерти»

Родители смотрели на страдания ребенка, но не знали, что делать. Все попытки пообщаться с учителями и директором не давали нужного эффекта.

— Мы просили персонал учреждения побеседовать с ребятами, убедить их быть мягче. Нам обещали, но ситуация в классе не менялась. Родителей обидчиков даже не вызывали в школу, — говорит Лариса.

На уроки школьник ходил, как на каторгу

Осенью прошлого года мама поняла, что терпение сына достигло пределов. Мальчик ходил в школу, как на каторгу, стал скрытным. А однажды Лариса застала Артема за какой-то странной тетрадкой. Но, увидев ее, мальчик поспешно спрятал бумаги. Только на следующий день, когда подростка не было дома, женщина нашла его дневник и ужаснулась.

— Там были страшные записи! Он перечислял ребят, которые его обижали, и описывал, как хотел бы их наказать. Я рванула с дневником к директору. Она поручила психологу пообщаться с мальчиком. Но специалист признался, что подход к Артуру найти не смог, — объясняет Лариса. — Позже в школу пришли анонимки с угрозами, Артур признался, что сам написал их.

Отец как-то спросил Артура, способен ли он на то, о чем пишет в дневнике. В ответ мальчик твердо заявил, что это — пустые фантазии, на преступление он никогда не пойдет.

Школьник успокаивал родителей, мол, на преступление он не способен

Нашел утешение в Сети

Вскоре родители заметили, что поведение мальчика изменилось. Он стал еще скрытнее и все больше времени проводил за компьютером.

— Старшая сестра Артура как-то заметила, что он часто общается в скайпе с парнями, а иногда и со взрослыми мужчинами. Кто это такие, нам он не рассказывал, — вздыхает мать.

Такие онлайн-беседы выглядели очень подозрительно. Интернет-друзья давали подростку странные задания: то просили сфотографировать разные предметы, а однажды и вовсе потребовали надеть на голову детский ободок с ушами и сесть перед веб-камерой.

— Только сейчас мы поняли, что это были какие-то кураторы в закрытых группах сети. Они прикидывались единомышленниками детей и зомбировали их. Сначала заставляли выполнить мелкие задания, а потом давали указания на более серьезные. Это мы узнали от самих подростков. Как минимум еще двое ребят из Стерлитамака состоят в этих закрытых группах, им тоже велели пойти на преступление в ближайшие дни, — заключает Лариса. — Мы запрещали сыну сидеть в интернете, но он злился на нас и делал по-своему.

Пока девятиклассник в СИЗО, следователи проверяют информацию о группах в соцсети

Сейчас информацию о так называемых группах «Колумбайн» проверяют следователи. Они изъяли компьютер мальчика на исследование.

Опасен для себя

За день до трагедии Лариса снова общалась с учителями и говорила о плохом самочувствии Артура: утром он заявил, что не хочет идти в школу. Отец был не против, разрешил сыну остаться дома, но маме учитель заявила, что уроки пропускать не стоит. Артура вытащили из постели и отправили в ненавистный класс. А на следующий день подросток заявился на урок с канцелярским ножом и горючей смесью в бутылке. Он напал на одноклассницу, ранил учительницу и попытался свести счеты с жизнью. В этот момент класс загорелся, и одна из учениц от страха выпрыгнула из окна. Всех пострадавших удалось спасти. Следователи возбудили два уголовных дела: в отношении подростка и дирекции школы за халатность.

— В больнице врачи удивлялись, какой воспитанный и хороший мальчик. Им тяжело было поверить, что ребенок оказался способным на преступление, — говорит Лариса.

На следующий день по решению районного суда Артура арестовали. Родители не спали ночами, бегали в опеку и в школу и ломали голову, как помочь сыну.

Парень напал на одноклассницу, ранил учительницу и поджег класс

— Мы не снимаем с него ответственности, не оправдываем. Но мальчику нужна медицинская помощь. Ему плохо! — уверяют родители.

Решение районного суда адвокат подростка попытался спорить в Верховном. Но менять меру пресечения не стали — мальчик остался в СИЗО. Судья объяснил вердикт тем, что дома он опасен не только для окружающих, но и для самого себя. Сейчас вся надежда родителей на экспертов-психиатров: они должны определить, в каком психическом состоянии находился подросток в момент нападения, и осознавал ли свои поступки. После этого родители снова попытаются вернуть сына домой.

Компетентно

По словам адвоката Рустэма Мухаметзянова, участь парня теперь зависит от многих факторов.

— Важно, какой вывод сделают эксперты. Они должны оценить, вред какой степени тяжести нанес подросток пострадавшим. От их решения зависит, реальное наказание получит школьник или условное. Кроме того, судьи обращают внимание на мнение пострадавших. Они могут пожалеть подростка и попросить смягчить наказание, — говорит юрист. — Вовсе избежать ответственности школьник может, если по результатам психиатрической экспертизы у мальчика найдут отклонения. Тогда его могут отправить на принудительное лечение.